Exooo

Member
  • Content count

    122
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

20 Neutral

1 Follower

About Exooo

  • Rank
    PMC operator
  1. Игра

    ===Северный ветер=== Описание двух последних ходов. - Смотрите-ка, дом какой. Наверно раньше там зажиточные жили. – Обратил внимание группы, на дом стоящий слева от них, Паштет. И вправду, даже не смотря на то, что за домом и территорией вокруг него, уже давно ни кто не следил, он отдавал особым шармом. Участок размерами был около тридцати соток. На нем присутствовали летний домик, гараж на три машины, баня, глядя на которые было понятно, что туда не заходил только ленивый. Дорожки вымощены плиткой, в стыках которой пробивалась трава, рядом с баней имелся открытый бассейн, правда вода в нем была уже давно заболочена, засыпана листвой и всяким хламом. Так же дела обстояли и с маленькими фонтанчиками, которые были расставлены на пути от главного дома к летнему домику. Деревянные беседки, стоявшие на территории участка, всего их было три, уже успели подгнить и покоситься, но пока еще держались, сопротивляясь природе, которая медленно, но верно брала верх над тем, что построил человек. Хозяйский дом выглядел крепостью, посреди всего этого убранства. Широкий, хорошо сложенный из кирпича, он стоял гордо, обособлено, не подавая виду, что был брошен хозяевами. Все это великолепие окружал основательный забор сложенный из камней, тщательно подогнанных друг кдругу. - Давайте посмотрим, вдруг там чего осталось, или тайник какой найдем с кладом. – романтичным голос произнес Эхо. – Бур, Паштет, вы заходите первыми, только аккуратно. Милк с улицы контролирует окна, а я тут в кустиках прилягу со своей рукой, - после этих слов Эхо передернуло, от очередного болезненного «укола» в раненой руке, - посмотрю подходы с улицы. Потом позовете. - Даа… - протянул Бур – красиво жить не запретишь. Паштет ты заходи вон с той неприметной дверцы, а я пойду постучусь в парадный. - Главное что бы собак не было. – Иронично подметил Милк и направился к позиции перед забором, где находился небольшой пролом. Паштет и Бур подошли к своим позициям. Они посмотрели на с немым вопросом на Милка, на который он согласно кивнул, что контролирует окна с наружи и пока все тихо, и можно начинать. Паштет аккуратно открыл свою дверку, после чего подождал пару секунд и зашел внутрь с дробовиком наперевес. Бур поступил по другому. Он резко распахнул дверь главного входа закинув внутрь, найденную им тут же маленькую пустую пластиковую бутылку. Одновременно с броском бутылки он и сам зашел внутрь, оглядываясь по сторонам, водя стволом по сторонам, готовый в любой миг уничтожить, облаком картечи своего ружья, любого кто захочет покуситься на его здоровье. Бур старался не стоять на месте, а наоборот быстро проходил комнату за комнатой, осматривая их на предмет нахождения внутри недоброжелателей. Паштет, в своих действиях был более сдержан, шел, вглядываясь во все углы, шкафы, осторожно открывая межкомнатные двери. Вскоре послышался голос Бура: - Первый этаж чисто. – Милк, облегченно вздохнул. Далее те двое, которые находились внутри дома, подошли к лестнице ведущий на второй этаж. К счастью эта лестница была единственной в доме. - Деревянная! – сообщил Паштету Бур, слегка поежившись. – Поаккуратней. Я первым пойду. Бур наступил на первую ступеньку и та противным стоном ожила, заставляя и без того напряженных людей нервничать еще больше. Бур поднимался очень медленно, держа на прицеле спуск со второго этажа. Каждый его шаг, отдавался протяжным скрипом досок, после чего наступала тишина. Давящая, вязкая тишина. Паштет, обратил внимание, что на лбу у Бура появилась испарена, но не заметил, что и сам взмок. Бур уже подходил к концу лестницы, а его временный напарник терпеливо ждал внизу. Последнему последовал жест подниматься, что тот и начал делать очень осторожно, но все равно старые доски выдавали подъем второго человека. - На счет 3, расходимся в стороны. Я лево, ты право. – На что Паштет одобрительно кивнул. - 1.. 2.. 3.. – Сосчитал Бур и они вошли на второй этаж, рассыпавшись в разные стороны. На обследование второго этажа у них ушло не меньше семи минут, что заставило, Милка нервничать, и обеспокоено поглядывать на Эхо. Тот же в свою очередь показывал, что надо еще немного подождать. Наконец в окне второго этажа появился Бур, показывая, что все чисто. В ответ Милк жестами дал понять, что бы они отправлялись досмотреть чердак, а он с Эхо спустятся в подвал. Милк шел первым, держа наготове «Кедр», а Эхо двигался за ним, повесив автомат за спину и взяв в здоровую руку ПБ. Подвал был огромен и просторен, как и сам дом. Это был не тот подвал, который они прочесывали до этого, с узким лабиринтом и множеством ответвлений. Здесь, напротив все отдавало масштабностью, что в свою очередь облегчало задачу досматривающим. Обход подвала не занял много времени. Всего в нем оказалось три зала и четыре небольших комнатки, дверь в которую была закрыта на замок. - Смотри, замок на двери. Навесной. Дужки совсем проржавели, сейчас попробую сбить. – Проговорил Милк. – Подсвети получше. - Только аккуратней, а то не дай бог какой сюрприз.- Предостерег его Эхо. Как и предполагал Милк дужки на которых весел замок сопротивляется удару «кедром» не стали, упав вместе с замком на пол. Открыв дверь Милк присвистнул, а Эхо замер в непонимании и не решительности. Перед ними предстал маленький медицинский склад. Все четверо встретились в столовой на первом этаже. - Что у вас? – обратился Эхо к Буру. - Нашли две серебряные ложки, поломанную мебель и загаженный птицами чердак. А у вас? - У нас лучше. Прежний хозяин либо болел всеми известными болезнями сразу, либо был параноиком, помешанным на своем здоровье, поэтом держал в подвале мини аптеку, которую мы с Милком и нашли. Ложки оставь, может пригодятся выменять на что-нибудь. - Я вот все равно не понимаю этих богатеев, - открывая ящик кухонного стола, заговорил Паштет, - вот территория и сам дом огромные, напичканы дорогой мебелью из благородных сортов дерева и прочими прелестями богатой жизни, а ложки пластиковые. - Это все равно, когда люди ходят с последними айфонами, а едят доширак. – Отшутился Бур. - Нет ну я понимаю скромность, но на сколько мне известно имущие мира сего, покупают качественные вещи, но не вычурные. Это я могу понять. Разряжаются у нас только звезды и люди с психическими отклонениями, что в принципе одно и тоже, но тут пластиковые ложки. Неужели нельзя было купить люстру попроще и на вырученные деньги приобрести нормальные ложки? – не унимался Паштет. - Походу и эти им кто-то подарил – буркнул Бур. - Народ такой. Всегда пытается кому-то или чему-то соответствовать. Им главное внешний вид, напустить пыли в глаза. А то, что они едят пластиковыми ложками, доширак этого никто не видит. Люди в погоне за модой теряют себя, стремятся к каким-то чужим идеалам, не понимая, что это по большому счету не кому не нужно. Поколение потребителей. – Высказался Эхо. - Давайте оставим, богатых с их причудами им самим и пойдем перебирать этот медицинский склад. – Сказал Милк. Перетащив, все медикаменты наверх, группа стала разбирать их. К их сожалению на большинстве срок годности уже давно истек, и применять их можно было только для того, что бы покончить жизнь самоубийством. В общей сложности получилось различных бинтов, жгутов, таблеток и иных препаратов на три аптечки. - Милк, - обратился к нему Бур и выдержав паузу продолжил, - скажи, что с тобой случилось, когда ты перевязывал бессознательного Эхо? Ты это делал так, как будто боялся потерять дорого тебе человека, хотя знаешь нас не так давно. Ты ведь в тот момент не думал, о себе. Почему? После этих слов вокруг повисла мертвая тишина, которую ни кто не осмеливался нарушить, предоставляя слово Милку. Тот в свою очередь превратился в какого-то другого человека. Если во время перестрелки он выглядел моложе на десять лет, то сейчас все было наоборот. Милк стал каким-то серым, его лицо стало каменным, без эмоциональным, а взгляд слегка отрешенным. Было видно, что-то, разрывает Милка изнутри, какая-то душевная рана не хочет заживать, терзает и мучает его. Тишину нарушил, дождь. Первый весенний дождь, застучал по крыше дома, струйками сбегая на землю. - Я призвался в 1999 году. – тяжелым, наполненным бесконечной грустью и болью, голосом начал Милк. - Ну и попал по призыву в 4 роту второго батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, что в Пскове. С начало все как у всех, учебка, присяга и солдатская рутина. Через три месяца после призыва Чечня. Заключительная 3-я фаза боевой операции федеральных сил по борьбе с бандформированиями. Так тогда называли эту войну. Наш батальон, в котором так же состояла печально известная 6 рота, всегда стоял в так называемых блоках, поэтому мы просто не имели опыта маршевых выходов. Год кстати был високосным мать его. 27 февраля батальону поступил приказ о выдвижении в район Улус-Керта и блокировке этого района по высотам. 6-я рота заняла высоту 776, а мы расположились на соседней высоте за речкой. 28 февраля нашим соседям поступает приказ занять другую высоту, Ист-Корд, куда 6-я рота предварительно решила выслать группу разведчиков. Казалось бы, нечего сложного, занимай высоту, укрепляйся, да сиди. А если кто появится бей по нему сверху. Но это только сидя на кухне легко говорить, когда в тебя не стреляют в ответ и по-настоящему. Многие почему-то считают если ты служишь в армии, то ты сверхчеловек, машина для убийства, владеющая всеми азами тактики и хитростями боя в абсолюте. Только не кто не думает, о том, что все приходит с опытом и временем. Ни первого, ни второго у нас не было. Да и откуда ему взяться у молодых ребят, совсем недавно окончивших школу. Им бы сейчас гулять со сверстницами, а они землю ковыряют, на чеченской земле. За сутки толком обустроить укрытия очень тяжело и поэтому большинство из них были не завершены, когда разведгруппа 6-й роты, 29 числа, вступила в бой с боевиками. Вскоре бой перекинулся к этой проклятой высоте 776, как будто весь свет на ней клином сошелся. Бой там кипел не шуточный. Мы от них находились в паре километров, но слышали, как боевики непрерывно поливали позиции наших ребят. Даже артиллерия не могла успокоить этих тварей. Да им и деваться не куда было, они шли на прорыв в Дагестан, единственный их путь к спасению. Но почему через нас!?. На все уговоры отправиться на поддержку к своим, командование отвечало, что приказа не было, ждем. Хотя по ним было заметно, что они тоже нервничают и переживают за 6 роту. Нам оставалось только сидеть и слушать рацию. Из нее мы узнали о первых погибших, о том, что напор боевиков усиливается с каждым часом, что по ним начали работать минометы. Потом мы заметили как один из офицеров, со своей группой покинув наше расположение, направился на выручку к тем десантникам, что погибали на соседней высоте. Тогда и мы решили последовать его примеру, но уже более основательными силами. Когда мы перешли реку, то попали под сильный обстрел, что заставило нас закрепиться на склоне ближе к реке и вступить в бой с противником. Самое скверное в той ситуации было, понимание того, что совсем рядом гибнут твои товарищи, и ты можешь оказать им помощь, но не можешь преодолеть этот злополучный склон. Утром 1 марта звуки боя на той высоте стихли, только изредка были слышны одиночные выстрелы. Это боевики добивали раненых, высота была взята. Прорваться к своим мы смогли только через несколько дней после начала боя. Помогать там было не кому. Опорный пункт 6 роты был уничтожен. Вокруг повсюду лежали изуродованные взрывами, изодранные пулями тела наших ребят. Часть из них были свалены в кучу бандитами. Бородачи тела своих убитых пытались унести с места боя, но все равно это у них получилось плохо. Просто их было в несколько раз больше. Наши ребята дали им прикурить, перед тем как умереть. Из 90 человек потом как оказалось выжило всего 6. Среди погибших был и тот офицер со своей группой, который первым направился на поддержку. Я тогда стоял на этой высоте и думал и думал, пойди мы сразу на выручку товарищам, все могло бы быть по другому, ведь нас набралось 120 человек. Мы бы смогли раньше пробиться к высоте и многие из лежащих здесь парней, были бы живы. С того момента я зарекся всеми силами, выручать боевых товарищей, чего бы это мне не стоило. А в тот момент, когда мы загасились с тем хозяином попугая, вы перестали быть для меня спутниками, а стали боевыми товарищами. Да и командир мог потерять много крови. – Закончил свой рассказ Милк, после чего, казалось весь, мир погрузился в пустоту. - Спасибо тебе еще раз! – произнес тихо Эхо. – Я надеюсь, каждый из нас сделает друг для друга тоже самое, а может и больше. – Добавил немного приказным тоном. – Ладно, нам надо идти. –Похлопав Милка по плечу закончил он. Далее все четверо двигались по улице молча, раздумывая каждый о своем. Дождь перестал моросить, оставив после себя размокшую грязь, а в воздухе веяло свежестью. - Не может быть! – нарушил тишину Бур, указывая на кота бежавшего по улице, в зубах которого был уже всем хорошо знакомый пернатый злодей из южных стран. – Отдай попугайчика, я сам его ощипаю. - Крикнул Бур погнавшись за котом. Следом к забегу присоединился Паштет и Милк. Гонки за котом не чем положительным не увенчались. Животина с легкостью и грациозностью ускальзывала, от всех попыток поймать его и отобрать у него птицу. Вскоре Милку надоело ловить представителя кошачьих и он достал свой ПБ, прицелившись в кота. - А вот это лишнее. – Остановил Милка Эхо. – По сути, он за нас выполнил работу. Ему за это еще банку тушенки дать нужно, а ты стрелять в него собрался. - Слышите? – Спросил паштет у своих товарищей. – Шум какой-то. - Как раз с той стороны откуда кот прибежал. – Подметил Эхо. - Не уж то очередные знакомые пернатого? Хорошая у него крыша. – Злобно, с нотками иронии произнес Бур. - Он тут, что весь район держит? – с сарказмом проговорил Милк. - Чувствую, придется задержаться. – Не довольно констатировал Эхо.
  2. Игра

    ===Северный ветер=== Описание прошлого события. По ходу движения Милк и Эхо объясняли некоторые обозначения слов принятых в «специальном» жаргоне и хитрости которые могут помочь в бою. Бур шел молча и слушал пояснения своих товарищей. Паштет же, напротив, с глазами мальчишки которому впервые показали танк, задавал множество вопросов и уточнений. - Вот представь себе цифру ноль, - объяснял Милк, - мы, то есть наша группа находимся в нижней его точке, а в верхней его точке находится противник. Наш путь пролегает по центру нуля. В случае контакта с противником, то как правило, те кто шел первыми они с ним и «закусываются», а те кто шел сзади могут получить команду от командира «ноль в право» или «ноль влево», это означает, что те кто получил данную команду должны либо по правой, либо по левой дуге, скрытно пока основные силы, ведут бой с противником, выйти к нему во фланг или в тыл тут как получится и постараться уничтожить его. Таким образом, бойцы совершают маневр похожий на половинку нуля, отсюда и название. - Перед тем как уходить по дуге лучше немного оттянуться назад и только потом в сторону. В нашем случае группа не многочисленная и без раций, так что совсем далеко уходить не рекомендую. А то еще друг друга перестреляем. – Добавил Эхо. Милк кивнул Паштету, задавая немой вопрос об усвоении материала, на что в ответ получил согласный кивок. - Ладно, хватит на сегодня уроков. Давайте чуть растянемся, а то улицы начинаются какие-то угловатые. – Тоном учителя произнес Милк. Шагая по очередной улице, они заметили, что из-за остановки торчат ботинки. Подойдя ближе, стало ясно, что принадлежат они мужчине, на котором они и были одеты. Правда, мужчине от этого было не лучше, он был мертв. Его одежда была истрепана, вся в запекшейся крови вперемешку с грязью, на животе зияла большая рана, которая и послужила причиной смерти. Вороны уже успели сделать свое дело, растащив кишки из раны, проклевали глаза, тем самым добавляя жути, в без того не приятную картину. - Картечь. Дня три назад. – Констатировал Милк. – Не повезло бедняге. - Кыш – кыш, - начал отгонять птиц Паштет. - Ты что делаешь? – непонимающе спросил Эхо. - Какой не какой, а это в первую очередь человек. Разве он заслуживает такого? Вот из-за чего его убили и бросили здесь как какой-то мусор, который теперь растаскивают птицы по округе. Люди здесь совсем, что ли одичали? Неужели и наши тела так же будут валяться у какой-нибудь остановки, а голодные вороны будут выклевывать нам глаза, внутренности, рвать нашу плоть? А представьте, что такое тело увидят родственники. Что с ними будет? Как же мне надоел этот гребанный город. – С нотками отчаяния закончил Борис. - Спокойно! Мы выберемся отсюда! – попытался подбодрить Эхо. - В последнее время я несколько изменил свое отношения к птицам. – Чуть злобно высказался Бур глядя на улетающих воронов. Потом он, поменявшись в лице, произнес, - А вот и наш пернатый вундеркинд. Знал, что далеко не улетит. - Это не может быть совпадением. – Лаконично заметил Эхо. – Так Бур возьми Паштета и идите за нами на оттяжке метров 10-15. Если вдруг, нарвемся на кого, то у вас будет шанс остаться не замеченными. Все понятно? Двоица безмолвно кивнула в ответ. После чего отошла на указанное расстояние. Милк шел первым, за ним двигался Эхо. Шли напряженно, осторожно, вглядывались во все, что могло служить потенциальным укрытием, а благодаря остановкам, машинам, ларькам и прочему хламу улицы, таких укрытий было много. В какой-то момент улица пошла на расширение, а ее интерьер сильно оскудел. Милк и Эхо двигались вдоль стены очередного дома. Позиция их была не самой выгодной, стена мимо которой они шли, была сплошная, а до ближайшего укрытия около семи метров. В небе вновь показался уже знакомый попугай и своим противным голосом проорал слово «Они». - Я скручу этой курице бошку. – Разгневался Милк. - Тогда в очередь за мной вставай, а передо мной еще два человека. - Хмуро пошутил командир. После этого раздались частые хлопки. Это Милк открыл огонь из своего «Кедра» посылая рой металлических пчел в сторону кустов, находящихся перед ними примерно в 20 метрах. - Контакт на двенадцать часов, с ружьем сел за кусты. – Крикнул Милк и продолжая вести огонь по кустам. Пули, залетая в кусты со звоном ударялись, обо что-то металлическое, иногда выбивая искры. Хоть листья еще не распустились, но кустарник здесь был довольно густой. Точнее это была часть когда-то существовавшей здесь клумбы. - Подготовился, укрытие себе сделал. – Крикнул Милк и через мгновение добавил. – Я пустой. – После этих слов Эхо занял его место, продолжая вести огонь на подавление, а Милк зашел ему за спину для перезарядки. Эхо отметил, что старый «вояка» как-то взбодрился, в глазах появился ребяческий азарт, лицо порозовело. С виду даже казалось, что он помолодел лет на десять. - Ноль влево. – Крикнул Эхо оставшейся незамеченными двойке. В какой-то момент его автомат замолчал, - «Не могли же так быстро закончиться патроны!?» – взволнованно подумал он и в это же время от туда, где недавно пчелы жалили металлическое препятствие в кустах, прозвучал выстрел. Сноп картечи быстро преодолел 20 метров, выбивая одинокие струйки пыли из стены рядом с двумя мужчинами. «Промахнулся» - радостно подумал Эхо, но в этот же момент, левая руку пронзила сильная боль, после чего она повисла плетью, а одежда стала напитываться кровью. Из раны на плече быстро стал улетучиваться самый важный ресурс организма – кровь. С уходом крови уходила и былая крепость, тела, делая его заторможенным, вялым, звуки стали приглушенными. Боль, усиливалась с каждой секундой, помрачая сознание, заставляя бороться с паникой, высасывая все силы на сохранение ясности разума. Боль боролась с сознанием Эхо, его психическим состоянием, нагнетая мысли о безысходности смерти. «Неужели Паштет был прав, и мы будем так же валяться за остановкой, а наши тела будут клевать вороны?» - промелькнула мысль в голове. Сознание становилось спутанным, но пока все еще контролируемым. Дальше мысли бросили его к семье, его любимой жене и сыну. Воспоминания всплывали фрагментами счастливых моментов проводимых с семьей: вот они все вместе гуляют по парку, а вот уже выбирают новую одежду сыну. «Неужели я их больше никогда не увижу?» - новая мысль засела гвоздем в сознании. Эхо казалось, что он стоит на месте целую вечность, на деле же прошло несколько секунд. Далее он почувствовал, как кая-то сила увлекает его назад. Падая он уже мутным взглядом заметил, как внутри соседнего дома пробираются к цели Бур и Паштет. Потом он услышал еще один выстрел из ружья, после чего боль в паре с кровопотерю заставила его отключиться. Милк схватил за воротник куртки Эхо и дернул на себя, потащив к стоящему в семи метрах от них автомобилю, что бы там укрыться от дробинок картечи. В это время прозвучал второй выстрел из ружья. Большая часть картечи пролетела мимо них, вздымая куски грязи с земли, поднимая и заставляя нелепо кувыркаться, пустую пачку от сока, создавая симфонию из звуков попадая в различные препятствия на своем пути. Несколько дробинок попали Милку в правое предплечье, заставив его выронить свой «Кедр». Затащив Эхо за машину, Милк принялся осматривать его рану. Кости были целы, что не скажешь о мышцах. Их хорошо потрепало, но артерия была цела, да и дробинок внутри не было. Раны были сквозными, что давало надежду на ускоренное выздоровление, если Милк конечно успеет оказать всю необходимую помощь. Из своего ИПП Милк в первую очередь достал и вколол Эхо белый шприц-тюбик содержащий «промедол», что бы снизить болевые ощущения, испытываемые им и исключить нарастание болевого шока. Потом Милк достал бинты и принялся к остановке кровотечения. Паштет и Бур пробирались по второму этажу, сквозь здание. К счастью для них оно имело сквозной коридор от начала до конца, что снимало множество проблем для их продвижения. Услышав, выстрелы Паштет аккуратно выглянул в окно, после чего сорвавшись с места побежал назад, но был перехвачен Буром. - Куда собрался? - Тот урод в командира и Милка попал! Надо выручать! - Спокойно! Если вернемся, то все ляжем. Давай с начало выполним, что нам приказали, а потом займемся оказанием помощи, иначе воронам добавится еще четыре халявных ужина. – Тоном, не терпящим возражения закончил диалог Бур. Подойдя к окну в конце коридора, они заняли позицию и стали выжидать. Ждать долго не пришлось. Противник как правильно предположили Милк и Эхо, не заметил еще двух членов группы и решив, что он расправился со всеми покинул свое укрытие. Мужчина был слегка полноват, среднего роста, одеждой напоминал охотника, со смешной кепкой на голове и хитрыми поросячьими глазками. «Охотник» начал медленно подходить к автомобилю держа на прицеле ту область, где находились Эхо и Милк. - Вот теперь наш выход. – Дал понять, Паштету, что можно открывать огонь на поражение, Бур. Паштет произвел два выстрела. Первый, прошел мимо попав в землю, а вот второй попал мужчине точно в правое колено, заставив последнего на него опустится. «Охотник» даже не успел нечего вскрикнуть, так как меткий выстрел Бура, завершил все действо. Картечь, выпущенная Буром попала точно в голову, от чего та разлетелась, как помидор, если бы по нему ударили палкой, раскрасив землю рядом с собой бело-кровавым месивом. - Теперь тебя даже родной попугайчик не узнает! – с издевкой, тихо произнес Бур. Паштет и Бур вернулись к Милку лежащему без движения Эхо, которому первый уже остановил кровотечение и перевязал раны. Эхо взвалили на Бура, а снаряжение на Паштета. После чего направились в дом стоящий рядом, где на пятом этаже организовали временное убежище. Солнце было в самом разгаре, на улице стоял полный штиль. Казалось бы, погода шепчет, радость да и только. Только тем троим мужчинам, на пятом этаже было совсем не до радости. Они взволнованно ходили и что-то обсуждали рядом с четвертым мужчиной, который без движения лежал рядом. - Он умрет? – спросил Паштет. - Не должен. – Спокойно ответил Милк. - Сильные раны? – добавил Бур. - Мышцы потрепало, поболят еще. Крови потерял много, но не критично. Кости целы и артерия тоже. Дробь прошла на вылет. Ресурсы организма не смотря на обстановку еще ого-го, так что помучается конечно, но восстановится быстро. – Успокаивающе произнес Милк. Эхо пришел в себя, лежа оглядывая небритые, по измотавшиеся, но все равно улыбающиеся лица, смотрящие на него. - Я так и думал, что после смерти мы все попадем в одно и тоже место. – Произнес Эхо тихим голосом. - Нет, вы посмотрите. Мы его из под пуль вытаскиваем, медпомощь оказываем, а он нас хоронит. – С наигранной возмущенностью сказал Паштет. - Трофейное?- кивая на ружье в руках Бориса, спросил Эхо. - Оно самое. - А у тебя то, что с рукой? – обратился командир к Милку? - Тоже, что и у тебя только попроще. - Он даже сам себе умудрился дробинки выковырнуть. – Вмешался Бур. – Держи твое! – Добавил он, протягивая АКСУ обратно владельцу. – Клин в магазине схватил. Один из патронов может встать в распор, и заклинить подачу в любой момент. Как бы аккуратно мы не снаряжали магазин, позже патроны могут сдвинуться и заклинить. Я переснарядил. А это тебе, правда тут осталось немного ДНК прошлого владельца и пару дробинок, но в целом не плохой. - Протягивая бронежилет, пояснил Бур. - Ты около часа был в отключке. Медикаментов много потратили, залечивая раны после встречи с собакой и этим уродом. Надо бы поискать новых. - Заключил Милк. - Хорошо, что живы остались. Я так понимаю этот трюк с попугайчиком, тот безголовый не раз проводил. И судя по всему был он один, да и поблизости никого нет, иначе бы уже к нам пришли гости как к тому дедушке. - Спасибо Вам! – произнес Эхо, обращаясь к своим товарищам. - Вы подарили мне новую жизнь! После этих слов Бур запел, а остальные с улыбкой подхватили слова песни группы ДДТ: «Новая жизнь, разбежалась весенним ручьем, Новая жизнь, разлилась по ларькам, по вокзалам. Новая жизнь, посидим, помолчим не о чем, Новая жизнь, никогда не дается даром.»
  3. Игра

    ===Северный ветер=== Перешли. Исследовали до вечера. Дома. Они и есть дома. В одном из окошек попугайчик сказал вам привет. Как он интересно холода пережил? Да и вообще что ел? Погода потеплела, конечно, но у нас не тропики. На одном из спусков в подвальные помещения заметили вывеску «ЛОМБАРДЪ». Видно. что там уже побывали. И не раз. ===Северный ветер=== Сначала решили заглянуть к попугайчику. Замок сопротивлялся недолго. Глядишь, так скоро и сейфовые двери не устоят перед вами. Первое, что бросилось в глаза - порядок и чистота в квартире. Второе - рядом с попугайчиком лежала огромная собака и полностью игнорировала гостей. Слегка насторожились, но всё тихо. Животное и птицы ни на какие ваши движения не реагировали. Перетряхнули квартиру. Аптечка, фонарик, пара еды, камуфляжный грим пару штук, патроны ненашенского калибра и немного денег было наградой. Псина спокойно себе посапывала. И тут решили поиграть с птичкой. Подойдя к клетке, постучали пальцем по решётке, привлекая внимание попугайчика. - Попка, ты говорить-то умеешь? Попугай был очень вежлив и воспитан. Он не стал грубо отвечать "а ты, курица, летать умеешь?" Мужчин от женщин он отличал. Более того он был очень лаконичен. - Фас! Сон собаки как рукой сняло. Тихо и быстро устранить проблему не получилось. Начнёшь стрелять - в своих попадёшь. Остаток дня потратили на перевязку раненых. Как-то так. А стервец-попугай во время стычки, вылетел из открытой клетки, пометался из стороны в сторону, от стене к стене и выпорхнул в окно. На ней, кстати, выключатель был. Для света? Теплеет. Но всё, же прохладно на улице. Привычный лес, сменился на лес из домов, росших повсюду. Только, часть обитателей этого леса куда-то делась, а оставшаяся часть по неведомым причинам пытается перебить друг друга. При всем при этом эти обитатели называют себя венцом творения божьего, высшей формой жизни на земле, разумнейшими существами. Так нас учат с самого детства, что мол, мы были обезьянами и стуча палкой по камню развились в современного человека, который чтит нормы права, морали, этикета, соблюдает закон, уважает природу и ценит жизнь другого человека не меньше своей. Может быть, так оно и задумывалось, только, похоже партия по большей своей части была бракованная и дефекты начинают вылезать наружу. Стоит изменить привычный уклад жизни или вывести из равновесия сложившийся порядок вещей и наш homo sapiens, который еще вчера работал бухгалтером и перебирал бумаги, сегодня забивает кирпичом соседа из-за банки шпрот. Вчерашний врач, спасший множество жизней, приложив к этому не мало усилий, сегодня без особого труда и угрызения совести отнимает эти жизни. Да Тарков является своего рода местом «откровения». Попав сюда, из человека начинает выползать наружу вся его потаенная сущность. Если ты не «бракованный», то сохранишь себя и сможешь выйти из этого города, если же в тебе есть дефекты, то ты рискуешь остаться вечным пленником его улиц, потеряв свою человечность, превратившись в существо, готовое за пачку галет убить своего товарища, который тебя недавно прикрывал. Из размышлений Эхо выдернул голос Паштета. - Парни я попугая нашел. - Дохлого что ли? – спросил Бур - Да нет живехонького, не хуже нас. – Не понимающе ответил Паштет. Бур же после этих слов начал быстро рыться в рюкзаке. - Что ты ищешь? - спросил у Бура, Эхо. - Доктор, мы его теряем! – Кивая в сторону Бориса, произнес Бур. - Да вы что, я серьезно говорю. Он даже со мной поздоровался. – Немного застенчиво сказал Паштет. - Все потеряли! – раздосадованным голосом проговорил Бур и добавил – кукушка уехала. - А ты что хотел сказать? – обратился Эхо к Милку увидев последнего стоящим с открытым ртом и наблюдающим за происходящим с округлившимися глазами. - Да я это ломбард тут не далеко нашел. - Ладно с начало, пойдем, проверим животину, а потом заглянем в ломбард. – Закончил диалог Эхо. Подойдя к дому на который указал Паштет, остальные члены группы в открытом окне увидели клетку с находящемся в ней попугаем, по внешнему виду вполне здоровым и явно не измученным голодом. Птица тоже заметила подошедших людей и пристально наблюдала за ними. - Жако. – тихо сказал Эхо. - Это что? Или кто? – отреагировал Милк. - Жако являются самыми способными попугаями и, в интеллектуальном развитии, показали самые высокие результаты. Серый попугай занесен в книгу рекордов Гиннесса и удостоен звания самого умного попугая в мире! Проход в квартиру, в которой находился пернатый узник, преграждала, достаточно хорошо сохранившаяся, а что самое главное запертая дверь. Для Милка это особой преградой не было. После проведения каких-то манипуляций с замком он ударил по нему ногой и дверь, гостеприимно распахнулась, приглашая пройти внутрь. Внутри царил порядок и чистота, что с начало удивило и на секунду заставило замешкаться на месте гостей. Но больше всего их удивило присутствие в квартире еще одного животного в квартире, собаки. Парода у собаки была «двортерьер», но при этом она была крупных размеров, внешними параметрами превосходя среднестатистическую немецкую овчарку. Пес лежал под клеткой с попугаем и так же следил за вошедшими, но ни какового интереса пока не проявлял. - Вы посмотрите на его морду. По теленку в день съедает, не меньше! – констатировал Паштет. - Животные, как и квартира не выглядят брошенными, так, что давайте по быстрому обшмонаем тут все и на ломбард, пока хозяева не нарисовались. – прокоментировал Бур. Четырем человекам не составило особенного труда быстро обыскать квартиру. В ходе поиска в разных местах были найдены фонарик, аптечка, немного еды, набор камуфляжного грима, , деньги 34 рубля, даже пачку патронов 9х19 parabellum за диваном нашли. - Ку-ку мой Кеша, ку-ку. – подразнивающее произнес Милк, подойдя к клетке с попугаем. – А темница-то у пернатого не закрыта и выключатель какой-то внутри. Эта фраза заставила быстро переглянуться всех между собой и без слов прийти к одной и той же мысли. Похоже, что попугай понял, о чем думают люди или они ему просто надоели, и он истошным голосом на который только способен попугай проорал – Фааас! – в тот же момент в пса лежавшего до этого безучастно, как будто вселился демон. Он резко вскочил, встав в стойку, дыбя шерсть и скаля зубы. - Твоюж мать! – проговорил Милк, стоявший ближе всех к собаке. - Спокойно… - хотел было проинструктировать товарища Эхо, но не успел, собака бросилась в атаку на Милка. Тут началась куча мола, в которой пес успевал перекидываться от одного мужчины к другому нанося им раны своими мощными челюстями. В это время представитель семейства птиц вылетел из клетки и воспользовавшись суматохой спокойно выпорхнул в окно. - У нас побег! – прокричал Бур. - Что с выключателем? – срываясь на рев спросил Эхо. - Сменил положение. – обеспокоено ответил Милк. Тем временем мохнатый охранник готовился к очередному нападению. Слегка прижавшись к земле он оттолкнулся и совершил прыжок, метясь своей раскрытой пастью Эхо прямо в горло. В этот же момент Бур схватил взбесившегося пса за хвост и потянул на себя. Отвлекшись на столь дерзкий выпад в его сторону, «двортерьер» решил оставить свои планы по перекусыванию кадыка и в первую очередь наказать, того кто покусился на его хвост, что дало возможность Эхо схватить собаку за загривок поближе к голове, чтобы избежать укусов. - В комнату его, - скомандовал, последний, - Паштет дверь. С размаху они закинули клыкастого сторожа в спальню как можно дальше, Борис захлопнул дверь. Через доли секунды с той стороны двери послышались удары, скребыхание и свирепое рычание. - Серьезные раны есть? – поинтересовался Эхо у своих товарищей. - Нет. – в голос получил он ответ. - Тогда валим отсюда. Бежали по лужам, которые доходили глубиной по щиколотку и больше напоминали мини озера, что бы в случае организации за ними преследования, направление ихдвижения не могли вычислить по следам. Да и собака в луже нечего не унюхает. Через два квартала беготни по лужам, группа из четырех людей зашла в один из многочисленных домов на первый этаж. - Первыми обрабатывают раны и перевязываются Милк и Бур, мы с Паштетом соответственно на охрану, потом меняемся. На все про все 20 минут, потом уходим дальше. Весь мусор с собой потом в костре сожжёте. – Объяснял порядок действий Эхо. Закончив с оказанием мед. помощи недавние бегуны, направились дальше, уже более спокойным шагом, но все же еще достаточно быстрым, опасливо озираясь по сторонам. - Спасибо! – прервал тишину Эхо, обращаясь к Буру. - Да не за что. – Спокойно ответил тот и добавил – увидишь пернатого любителя собак, не трогай он мой! Эхо шел улыбаясь весеннему солнцу, которое так приятно ласкало кожу и радуясь тому, что среди его группы не было «бракованных». Во всяком случае пока.
  4. Отвечу на вопросы новичков

    А когда сюжетка будет?
  5. Бар "Веселье"

    - под словом Мы я понимаю всю нашу группу. - добавил он, заказывая булочку рома с пряностями. Ведь возвращение группы и начало новых приключений полагалось отметить. Без энтузиазма конечно. Чисто символически.
  6. Бар "Веселье"

    - Нас без сомнения ждут приключения, мы ведь не любим скучать! - подойдя к барной стойке пропел отрывок из детской песенки Эхо. - Я смотрю мой товарищ нашел для нас работенку. Это хорошо. Мы согласны. - твердо проговорил Эхо.
  7. Золотая рыбка чур моя!
  8. Бар "Веселье"

    Бура не заметить было нельзя. Столь колоритная личность всегда была в центре внимания. Да и за словом в карман не полезет. Эхо отметил, что Бур находился в приподнятом настроении и затеял игру в "угадайка" с барменом, за которой с интересом начал наблюдать Эхо.
  9. Спеть песню группы Любэ - Конь. Эффект от акустики бочки хороший получается.
  10. Бар "Веселье"

    Разговор двух мужчин за стойкой, разбудил Эхо, который незаметно для себя уснул. - привет Паштет! Отдохнул? - и Вам добрый вечер - обратился Эхо к незнакомцу - что привело за наш столик?
  11. Бар "Веселье"

    Эхо пришел уже в знакомый ему бар, который судя по пыли на столах пустовал уже давно. Даа с посетелями сейчас трудно. Он взял кружку нефильтрованного пива и сел за "свой столик", ожидаяя своих товарищей из группы. Он сделал глоток пива, закурил и откинулся на спинку стула закрыв глаза. Слушая музыку в плеере https://youtu.be/eX_ooqBUdTw
  12. Игра

    к прошлому ходу. ===Северный ветер=== Перешли к выходу. А заодно присоединились к развесёлой кампании, расположившейся у костра. Стали вести неспешную беседу. Делать нечего уже. Стемнело. А бродить ночью по лесу – это искать неприятности. К точке выхода они подходили уже вечером. Закат безмятежно раскинулся на горизонте, даря людям последние лучи засыпающего солнца. Погода стояла мягкая, температура по ощущениям уже не опускался ниже минус пяти. - Не успели!? – с ноткой волнения произнес Эхо. - Теперь до утра придется ждать. – Подтвердил его опасения Милк. Группа быстро организовала место для «ночлега» и костер, рассевшись около которого каждый начал заниматься своим делом: Милк проверял свое снаряжения, пересчитывая все содержимое, Эхо снова закурил, разглядывая ночь, Бур уплетал галеты с джемом из сухпая. Один только Паштет сидел разглядывая огонь, который отражался в его глазах, каким то странным загадочным танцем. Борис, он же Паштет был самым юным участником нашего спонтанно возникшего «отряда». В отличие от нас троих он какой-либо военной подготовкой кроме года «срочки» в хим войсках, не владел, но за время нашего «променада» успел нахвататься кое-каких хитростей, да и разъяснения как вести себя в той или иной ситуации понимал сразу, не заставляя объяснять ему по два раза. Наверно этому еще способствовало окружение, которое могло и не дать второго шанса на повторение изученного материала. Но все равно, как ни крути, а Паштет являлся гражданским, человеком, специалистом в области химии и бог весть чего еще и войну он виде только по телевизору. Там не показывали все разрушения, беды и ужасы которые несет с собой второй всадник апокалипсиса на рыжем коне. Тарков же в короткое время представил его взору все это сполна. Надо отдать должное, наш химик не сломался, сохранив самообладание, он наоборот начал яростно бороться за выживание, волею судьбы, ступив на одну дорогу с нами. - Что-то беспокоит? – обратился к Паштету Эхо. - Поистине на три вещи можно смотреть вечно… - отреагировал на заданный ему вопрос Паштет не отрывая взгляда от огня, - помнишь ты спрашивал меня про мою работу в terra group? Так вот – сделав не большую паузу, начал свое повествование специалист, - человеку во все времена была свойственна властность, безоговорочный контроль всего и вся и добиваться этого он не гнушался любыми способами. Эти слова заставили обратить на него внимание всех членов отряда. - Один из способов – это оружие, – продолжил свой рассказ Паштет – в нашей среде его различают на «мертвое» - это оружие которое стреляет, взрывается, летает, падает и так далее, то есть всевозможные пистолеты, автоматы, танки, гранаты, ракеты да хоть авианосец, все это мы относим к мертвому оружию. Такое оружие, легко контролируемое и не требует сильных мыслительных процессов, что бы им управлять, а так же легко компонуется между собой. Вам оно хорошо известно! – улыбнулся он. - И есть «живое» оружие – это оружие, которое создано природой. Оно может быть химическим, бактериологическим, климатическим. Да да, климатическим. Любые исследования в этих областях идут под пристальными взорами военных, уж поверьте мне. Даже разработка лекарств против простуды не остается без их внимания. А сколько скрытых экспериментов было проведено подвидами тестирования новых лекарств. Конечно, всем говорят, что проводятся они на животных, но сто процентный результат можно получить, только проведя исследование непосредственно на предмете предназначения, т.е. человеке. Да и военным не нужны опыты на мышах, им интересно, что произойдет с человеком? Как быстро умрет или вылечится их солдатик от тех или иных воздействий. Понятное дело, что общество не пойдет на разрешение бесчеловечных опытов, поэтому их проводят тайно, в закрытых лабораториях, на бездомных, якобы умерших в тюрьмах заключенных, лицах без вести пропавших, в общем, на тех, кого искать не станут или чье исчезновение легко объяснить. Искры от костра, плясавшие в глазах молодого ученого в купе со словами произносимыми им придавали, ему какой-то демонический вид. - К «живому» оружию с 50-хх годов прошлого века, мы стали так же относить и психотропное. Думаю, вы о нем слышали и знаете, что оно призвано влиять на сознание как отдельно взятой личности, так и на массы людей одновременно. Добиться этого можно изменением сознания, которое происходит различными способами: через звуки, например музыку или визуальное восприятия, яркий пример 25 кадр. Большое распространение получил химическо-биологический способ. При помощи различных составляющих делаются такие вещества при контакте, с которыми человеческое сознание распыляется на определённое время, убирая защитный барьер «критического мышления», оставляя открытым для внушения подсознание. Вот представьте, пьет, человек на улице в кафешке кофе с какой-нибудь добавкой. Официант приносит ему свежую газету с напечатанной установкой на убийство определенным способом чиновника, политика или иного видного деятеля по каким либо причинам. Наш любитель кофеина даже не пытается сопротивляться внушаемой ему мысли об убийстве, т.к. его защитные барьеры сняты химией, и он спокойно соглашается и принимает эту информацию на уровне подсознания. По завершению установки он не чего не помнит, либо химия съедает ему мозг настолько, что он превращается в овощ, либо он покончит с собой, исходов масса. Чем не идеальный вариант, для черной работы? Эти вещества можно добавить в пищу, воду, распылить в воздухе, перенести с животными и любыми доступными способами. Казалось бы, с таким оружием можно завоевать весь мир, но как известно, сегодня его используешь ты, а завтра его используют против тебя, в связи с чем оно и все кто был с этим связанны охранялись на высшем уровне. Что бы сохранить в секрете разработки заинтересованные лица не остановиться не перед чем. – Паштет перевел взгляд, на своих слушателей, всматриваясь им в глаза, в которых читалась заинтересованность его словами. - Ну так вот, к чему это я все!? В terra group меня пригласили работать как специалиста в области химии, для нахождения нестабильности химического соединения какой-то отравы, от вредителей на сельских полях. Во всяком случае, нам так сказали. В один из рабочих дней, в лабораторном корпусе случилось возгорание. В суматохе которая царила в первые минуты пожара я прошел к месту от куда он начался, думая оказать помощь нуждающимся. Помогать там было не кому. Вокруг были только мертвые тела людей на каталках, а из открытой печи наружу вырывалось пламя, которое и стало причиной переполоха вызванного огнем. Это был крематорий. Меня сковал необъятный ужас, сменяющийся страхом. Услышав шаги, я спрятался в шкафу стоящем в малоприметной подсобке. Тела в крематории принадлежали людям разных полов, возрастов, телосложений и национальностей. Надо ли говорить, что на то, что все эти люди умерли естественной смертью, было мало похоже. Да и о смерти кого-то из персонала не чего не было известно. Вопрос, откуда взялись все эти тела и почему их сжигают в крематории, не давал мне покоя. - Я решил обратиться к своим знакомым, так же работающих на terra group. – переведя дыхание продолжил Борис. – Николай, который был токсикологом в мед. блоке, пояснил мне, что за все время работы ни одного случая смерти среди персонала корпорации официально зарегистрировано не было. Так же он пояснил, что в последнее время к нему стало обращаться много народу работающего на закрытом от всех корпусе. Этот корпус по количеству мифов и домыслов вокруг него не уступал «Бермудскому треугольнику», т.к. проход туда осуществлялся только по спец. пропускам, а происходящее внутри скрывалось от остальных. Надо ли говорить, что охраняли нас не простые ЧОПовцы, а профессиональные солдаты, говорящие на английском. На наши вопросы, зачем нам такая охрана? Мы получали короткий ответ – «Ради вашей безопасности!». Так же токсиколог добавил, что сотрудники данного корпуса приходили к нему всегда в сопровождении этих солдат. На вопросы Николая о необходимости такого сопровождения, он получал ответы, что то вроде «Что бы не отвлекать другой персонал от работы», но при этом было видно, что пациенты опасались говорить при них, а те в свою очередь пристально вслушивались во все разговоры. Но с одним ученым, который был в очень плохом состоянии, близком к агонии, все же удалось перекинуться короткими фразами. На вопрос - «чем вы там занимаетесь?», ответил сначала на латыни– «imperium», а потом добавил - «мы создаем зло..!». К сожалению, договорить с ним Николаю не получилось, потому что пациента охватила непонятно с чего начавшаяся паника, а через секунду он уже был в руках охранников. Скорее всего сопровождавшие его наемники слышали их разговор и поняв это у ученого случился приступ паники, после чего солдатики его утащили по направлению к закрытому блоку. В тот же вечер мне позвонил, Николай и сказал, что у него имеются очень интересные результаты анализов крови. Так же он мне сказал, что общался со своим знакомым работающим здесь же психиатром и тот ему поведал, что к нему тоже стало много обращаться ученых с того же блока. После чего в трубке послышались посторонние мужские голоса. Я успел услышать, как один из голосов явно не доброжелательным тоном произнес «Что тебе известно об «imperium»?», «С кем ты говорил по телефону?». На этом связь с Николаем прервалась. Навсегда. Больше я его не видел. Мое нахождение, оставалось делом времени, причем очень короткого. Вычислить с кем говорил Коля и местонахождение его собеседника с нынешними технологиями дело 10 минут, так что медлить я не стал, а спешно начал метаться по квартире собирая необходимое. Надо ли говорить, что квартира ученного, тем более химика, была усыпана различного рода, порошками, сосудами, жидкостями и прочим химическим хламом, который не очень способствовал быстрому сбору. Сборы проходили около 20 минут, а ведь еще и лифт не работает. Как назло его сегодня отключили на плановую профилактику и теперь предстоит топать с восьмого этажа пешком. Хорошо, что я не взял себе квартиру на последнем 10 этаже думал я в тот момент. Не знаю, что меня дернуло закрыть окно, но когда я его закрывал, то увидел подъезжающий к дому минивен черного цвета. «Быстро» - пронеслось у меня в голове. Дальше я увидел 4 фигуры выходящие из автомобиля и направляющиеся в мой подъезд. В этих фигурах я узнал охранявших нас «солдатиков». Шли они кстати не очень быстро и судя по всему какого-либо сопротивления они точно не ожидали. Да и какое сопротивление можно ожидать от, как они называли научный персонал, «Ботаников». Что же я решил показать этим солдафонам, на что способен «ботаник», тем более с химическим образованием. Я поставил вентилятор, включив его напротив двери с верху на подставке аккуратно разместил пузырек с порошком пирофорного железа, и включил горелку на слабый огонь, что бы подогреть порошок. Ослабил закупоривающую пробку, но не до конца, что бы воздух не проник внутрь, привязал ее к входной двери. Теперь оставалось непрошенным гостям открыть входную дверь, пробка на пробирке сорвется, подогретый порошок высыпится и от контакта с воздухом произойдет его воспламенение, а струя воздуха, дующая в сторону двери обеспечит необходимую площадь поражения. Сам же я решил уйти из противоположной от подъезда комнаты, через окно. Благо пожарная лестница была рядом, а карниз широким. Спускаясь в районе пятого этажа я слышал звук выбиваемой двери и раздавшиеся за этим истошные крики как минимум двух человек. Это порошок делал свое дело, сжигая кожу вошедших. Но это было еще не все, что я оставил непрошенным гостям. В кран на кухне под фильтрующую сеточку, в небольшой колбе низ которой я закрыл полиэтиленом, сверху сделал дырочку я поместил смесь пероксида натрия и алюминиевой пудры. Теперь если кто-то захочет помыть руки, попить водички или промыть раны раненому товарищу, его будет ждать сюрприз. При контакте воды со смесью происходит ее воспламенение с яркой вспышкой. Спрыгнув на землю я услышал новый крик наполненный болью. Кто-то все таки решил помочить ручки. «Вот вам и «ботаник»» - ехидно думал я про себя. Теперь преследования можно было не опасаться. Во всяком случае, пока. За то время пока они выслали на место новую группу разобрались в произошедшем, я уже успел скрыться из города, на «собаке». Ну, это электричка в простонародье. Укрывался я в одной богом забытой деревушке, население которой уже давно ее покинуло из-за отсутствия электричества, дороги и каких – либо жизненных перспектив. Прожил я там около недели. Через некоторое время я стал замечать в небе возросшую активность воздушного транспорта, по большей части военного назначения. «Интересно, что произошло, не из-за меня же в воздух подняли авиацию?» «Может учения какие проводят?» - думал я в тот момент, но даже не подозревал, что уже происходило в тот момент городе. Запасы еды, которые я брал с собой заканчивались и хочешь не хочешь, а надо было идти их пополнять. Выйдя на ближайшую станцию, я прождал около 2 часов, но за это время не прошло не одного состава. Пришлось идти по шпалам. Чем ближе я подходил к пригороду Таркова, тем больше передо мной открывалась картина того, что произошло с городом, пока я отсиживался в своем временном убежище. Мне казалось, что наступила 3-я мировая война, которой наст так любили пугать по телевизору. Вокруг, разбитые машины, осколки стекол, военная техника вышедшая из строя, пожары и трупы. Нет, улицы не были ими усеяны как рожью, но встречались они достаточно часто и многие из ник с пулевыми ранениями. В такой обстановке я точно не уже не кому не нужен был. Наверно. Ну а дальше я стал скитаться от подвала к подвала, от одной квартиры к другой, в поисках пропитания и пытаясь выжить, пока не встретил вас. - Нам пора, рассвет -проговорил Милк. После его слов группа, собралась и неспешно выдвинулась к выходу из сектора. Поравнявшись с Эхо, Паштет спросил у него: - Ты знаешь как переводится с латыни «imperium»? - Нет – озадаченно ответил Эхо. - «Контроль», – предостерегающе произнес Паштет, - пока остается догадываться, что за ящик «Пандоры» открыли в том корпусе.
  13. Ооо фаер шоу! Давай зажги эту дыру! Только перед тем как дать финальный салют подожди, когда я отойду подальше.
  14. - По твоему виду я смотрю ты тут давно ошиваешься. Может у тебя и карта есть с отметками интересными? Ну там больницы, отделы полиции, да магазины разные. Что скажешь? Достойный обмен на твою жизнь?
  15. Игра

    ===Северный ветер=== Перешли. В принципе неплохо. Похоже преследовать вас перестали. Даже, если пытались организовать нечто подобное. С едой не задалось, а вот со свободными ценностями… Нашли обронённый кошелёк, а он не пустой. Ветер. Ветер – поток воздуха, движущийся параллельно земле. Одна из природных стихий. Ветер во все времена уважали, боялись и радовались ему. Он мог, как все уничтожить на своем пути, так и наоборот принести долгожданное спасение. Ему поклонялись, приносили жертвы, взывая к его благосклонности, прося о помощи, и умоляя не проявлять свой гнев. Казалось, что и сейчас ветер решил напомнить о себе четырем путникам, бредущим по окраине леса. Ветер был северным. Он разгуливался с каждой минутой все сильнее и сильнее, как бы требуя к себе почтения. Хлестал пойманных им людей обжигающими морозными порывами, сбивая дыхание, трепал на них одежду поднимал с земли тысячи мелких кристаллов снега, превращая их в метель, заставляя слезиться глаза. - Это нам на руку, - крикнул Эхо своей группе, - ветер нам поможет! В такую погоду нас не то что родственники дедушки отыскать не смогут, а даже спасательной экспедиции это будет не под силу. - Это хорошо, но хотелось бы все-таки, чтобы мы не совсем без вести пропали, – ответил Бур. - Не переживай, смотри впереди постройки, – приободрил его Эхо, - там и укроемся. Казалось, что еще с утра грело солнышко, лаская своими лучами и как бы оповещая все вокруг, о пришествии весны, но и зима, похоже, просто так сдаваться не собиралась, и выслала в бой одного из своих генералов, который уже к пятнадцати часам изменил все вокруг, заставляя считаться с ним. Они выбрали дом, в котором было два этажа и столько же подъездов. Разделившись на две двойки, они быстро досмотрели оба подъезда. В доме не было ни души. Все говорило, о том, что здесь уже давно никто не появлялся, да и вряд ли появиться, т.к. дома на окраине были мало привлекательны, в плане наживы. Уже изрядно замёрзшие, они выбрали квартиру на втором этаже. Квартира была в хорошем состоянии, чистая не продуваемая, впрочем как и весь дом, даже окна везде были целы. Подойдя к вытяжке в ванной, один из мужчин зажег спичку и поднес ее к вытяжке, пламя повинуясь потоку воздуха наклонилось в сторону проема. - Отлично! Тогда костер разведем здесь, - Бур, Паштет, а ну-ка подсобите обустроить апартаменты, а ты Милк, позаботься о "банках". В зале в серванте я видел катушку лески, возьми. – Раздавал поручения Эхо своим товарищам. - Хорошо, что ванна большая, - мечтательно произнес Паштет, - Я такую всегда хотел. - Пользуйся, - пошутил Эхо, указывая на ванну, где уже был сложен костер, ожидающий когда новые хозяева квартиры закончат с перестановкой и поднесут к нему спичку. - Воду горячую отключили, - отшутился в ответ Паштет. Перенося очередной матрац из комнаты в ванную, на ногу Паштету что- то упало. - Опа, ребята, кажись халява, - радостно произнес он, раскрывая выпавший из матраца кошелек, оставленный там прежними хозяевами. – Так, так, так… 64 рубля, - промолвил Паштет. - Тоже деньги, – бросил Бур, и они продолжили оборудование квартиры к ночлегу, т.к. буйство стихии обещало быть долгим. В это время Милк уже заканчивал, с оборудованием сигналов оповещения, на тот случай, если кто решит посетить их дом. Из лески он сплел паутину, невидимую стороннему человеку, которому стоило зацепить одну из нитей, он сразу же услышал бы соло партию барабанщика группы «Slipknot», из падающих повсюду банок, тарелок, вилок и ложек. - Закончил! - отрапортовал Милк. - Присаживайся, погрейся и поешь, – приглашающим жестом указал Бур на накрытый стол. За дым из вытяжки можно было не беспокоиться. Ветер который становился все злей, набрасывался на выходящий из трубы дым, и ревя раздирал его в клочья, не оставляя и следа. Привал шел как обычно: двое отдыхают, двое стоят на охране. На улице успело стемнеть, пока группа занималась своими делами. Бур и Милк встали на охрану. Эхо сидел на кухне, куря сигарету, и смотря в окно, при этом не забывая прикрывать огонек рукой, чтобы его не было видно с улицы. Пачка сигарет сопровождала его с самого начала пути. Она так же как и он прибыла сюда с той стороны, от чего была ему как то по особому дорога. Эхо размышлял, о том, как это все вообще могло произойти. Как Тарков из перспективного города России в одночасье превратился в зону отчуждения, по сути уже никому не принадлежавшую. Почему наши войска не смогли провести здесь зачистку, а уже потом отвечать на вопросы журналистов? Почему допустили вмешательство иностранных государств в свои внутренние дела? Этих «почему» набиралось довольно много, а ответов на них, довольно мало. «По идее, я смогу их вывезти отсюда», - про себя вел диалог Эхо, - «но ведь их всех могут убить из-за тебя» - протестовал он себе. - Не спиться? – подойдя сзади, и хлопнув Эхо по плечу, спросил Бур. - Неа, – получил он в ответ. - О чем опять задумался? – спокойным, немного отстраненным тоном произнес Бур. - Погодой любуюсь, – хотел было уйти от ответа Эхо, но смотря в неумолимые глаза Бура, добавил – сорт винограда «Изабелла», - после чего улыбнулся, видя непонимание на лице Бура, и пояснил, – виноградный куст, который ты хочешь подарить Паштету, пусть сорт будет «Изабелла». - Не вопрос, ты читаешь мои мысли?! - взгляд Бура потеплел, а лицо сменило выражение с задумчивого на задорное. А большой нос довершал картину любознательного «мальчишки». Далее они просидели в тишине полчаса, всматриваясь в бездонную пустоту ночи, которая прошла спокойно, без приключений, давая отдохнуть намученным, но в итоге признанным ветром. С утра погода вновь радовала солнцем и спокойствием. Милк угощал всех свежезаваренным чаем, а Паштет подсластил это дело конфетами. Как обычно убрав следы своего пребывания группа, продолжила свой путь к цели. Далекой, незримой, для каждого своей, но для всех заветной.